Актуализация ассоциативного потенциала существительного в процессах метафорической интенсификации (на материале английского языка)

    Везнер И.А. Актуализация ассоциативного потенциала существительного в процессах метафорической интенсификации (на материале английского языка) // Аспирантский сборник НГПУ (по материалам научных исследований аспирантов, соискателей, докторантов). Ч.II.– Новосибирск, 2003.– С.172–181.

     В статье рассматриваются некоторые аспекты актуализации стандартных и нестандартных ассоциаций в процессах метафорической интенсификации.

     В английском языке существительные могут употребляться в роли усилителя признака в синтагмах типа ice cold, реализуя при этом свою вторичную. синтаксическую функцию наречия меры и степени. Поскольку в основе такой интенсификации лежит операция сравнения, мы будем называть ее метафорической интенсификацией.

     В процессе этой интенсификации осуществляется грамматикализация ассоциативной связи, т.е. придание грамматической формы стимулу и реакции путем установления грамматической связи между ними [8, с. 154]. В синтагмах типа ice cold грамматическая связь устанавливается между признаком, выступающим в роли стимула, и предметом, выступающим в роли реакции. Существование ассоциативных связей данного типа подтверждается многочисленными психолингвистическими экспериментами (см., например [32, с. 176; 27, с. 76-77; 10, с. 14]).     

     Лингвисты по-разному объясняют характер отношений между синтаксической и ассоциативной связью. С одной стороны, высказывалось мнение о том, что синтаксическая связь предопределяется ассоциированием [19, с. 40 ]. С другой - указывалось на зависимость ассоциативных связей от синтаксических [23, с. 36]. На наш взгляд, отношения между этими двумя типами связи носят взаимодополнительный характер. Поскольку человек является носителем языка и культуры, в его сознании могут одновременно присутствовать соотносимые между собой синтаксическая структура и обусловленная культурой устойчивая ассоциативная связь между стимулом и реакцией [16].

     В данной статье мы ограничиваемся рассмотрением грамматического оформления реакции, в роли которой выступает представление о предмете. Грамматикализация реакции (представления о предмете) в данном случае осуществляется путем придания ей формы эталонного единственного числа существительного (о ней см. [20, с. 205]) и транспозиции этой формы в позицию наречия меры и степени. Данная грамматикализация, как и всякая другая, является отражением

страница 172


страница 173

более глубоких процессов (изменений) в языковой системе [25]. В нашем случае она осуществляется в рамках процесса функционального сближения существительного и наречия, протекающего в современном английском языке.
      Для реализации существительным вторичной синтаксической функции наречия меры и степени в языке должен существовать определенный механизм. По мнению Н.Д. Арутюновой, наличие в нем бифункциональных знаков вызывает «развитие механизма актуализации знаков, в частности появление кванторов, т.е. показателей логического количества» [3, с. 45]. На наш взгляд, роль подобного квантора-актуализатора в современном английском языке и выполняет транспозиция существительного в позицию наречия меры и степени.
      Существительное сближается с наречием не по своему ядерному значению, а на основе периферийных планов семантики. Семантическое согласование существительного и прилагательного в синтагмах типа ice cold может состояться лишь при условии актуализации качественного ассоциативного потенциала этого существительного, который входит в импликационал [17, с. ПО] –особую коннотативную зону, содержащую ассоциативные, или потенциальные, семы (см. [5; 6; 2; 24; 11]).

       Наличие в импликационале существительного качественных ассоциативных сем обусловлено особенностями отражения признаков денотата в его семантику. Ассоциативный потенциал этого существительного формируется при проецировании в семантику вторичных признаков объектов действительности. В его ядре значения обобщены не все признаки обозначаемого класса объектов, а лишь некоторые из них, позволяющие отграничить данные объекты от всех других. В то же время вторичные признаки объектов проецируются в импликационал [21, с. 27]. Поэтому наименования конкретных объектов связаны в сознании коммуникантов с целостными представлениями об этих объектах, охватывающими и те признаки, которые не включены в семантику наименований. Отражение в сознании подобных признаков образуют элементы смысла, имплицитно связанные с основным значением. На базе такого импликационала может возникнуть новое образное употребление слова [12, с. 54].
       Пользуясь терминологией М.В. Никитина, который выделяет жесткую и вероятностную импликации [17, с. ПО; 18, с. 55], можно разделить существительные, выступающие в роли метафорических интенсификаторов в синтагмах типа ice cold на две группы:
1)   реализующие жесткий (обязательный) импликационал;
2)    реализующие вероятностный (свободный) импликационал.

страница 173


страница 174

     В первый импликационал проецируются ингерентные признаки и признаки, традиционно приписываемые предмету. При этом их закрепление в импликационале может быть непосредственным или носить опосредованный характер. Имплицирование неингерентных признаков может носить многоступенчатый характер [12, с. 54]. В.К. Тарасова в связи с этим выделяет два вида потенциальных сем: «Описательные семы отражают так называемые собственные признаки (ингерентные) явлений, данные как качественная определенность; относительные семы отражают признаки явления, проявляющиеся в его связях с другими явлениями действительности» [22, с. 89]. Например, использование dog в качестве эталона усталости выглядит парадоксальным, если не учитывать, что мы имеем дело с относительной семой:     

       We've got three games next week and three games the following week. If we play any more, we'll be dog tired going into the sectionals [30].     

       Известно, что собаки обладают высокой выносливостью: «The dog fam ily is characterized by limbs adapted for running, great stamina, and an acute sense of smell, suitable for catching prey by chasing it until it tires» [37]. Признак усталости не является ингерентным (обязательным, постоянно присущим) для собаки Имплицирование этого признака основано на знаниях о состоянии и внешнем виде собаки в определенный момент времени (например, после охоты).
      Если жесткий импликационал содержит стандартные ассоциации, то слабый включает индивидуальные, формирующие образное значение. По мнению Д.Н. Шмелёва, слово в речи «отягощено грузом как устойчиво закрепленных за ним, так и индивидуально возникающих в речи ассоциаций» [24, с. 98] Ю.А. Караулов, противопоставляя стандартные семантические ассоциации образному значению, считает что ассоциации «стандартны, ординарны, общеприняты и общезначимы» в отличие от образа, который, возникая «на пересечении тезаурусных областей, индивидуален, неординарен» [9, с. 78].
      Можно предположить, что указанные типы импликационала располагаются на разном расстоянии от ядра значения. Жесткий пересекается с сигнификативным значением, содержит признаки, входящие в понятие о классе предметов, которые включаются в словарные дефиниции. Высоковероятностны и слабый импликационал пересекается с денотативным значением, и поэтому содержащиеся в нем признаки не включаются в словарные дефиниции.
      Отметим, что в роли денотата может выступать как конкретный представитель класса предметов, который обнаруживается говорящим в объективной реальности, так и абстрактный [13, с. 50], который находится в его воображении.


страница 174


страница 175

Человеческая способность к концептуализации может опираться на одни из двух оснований – на опыт или на воображение [30]. Можно в связи с этим предположить, что в высоковероятностном импликационале отражается концептуализация, осуществляемая говорящим в воображении, тогда как в жестки осуществляемая в эмпирическом сознании, обобщающем общечеловеческий опыт и различные культурные практики.
       Поскольку «ядро значения скорее интернационально по своей сути (предметной)» [21, с. 26], то очевидно, что жесткий импликационал, пересекаясь с ядром значения, может включать наряду с ассоциациями универсального типа ассоциации, обусловленные стереотипным национальным мировосприятием, тогда как ассоциативные семы вероятностного импликационала обусловлены спецификой индивидуального мировосприятия.
      Ассоциативные значения жесткого и высоковероятностного импликационалов отличаются не только по степени стандартизированности, но и по своим потенциальным характеристикам. Стандартные ассоциации имеют потенциал индуцирования в ядре значения существительного признаковых оценочных значений. Универсальные ассоциативные семы способны индуцировать слабо маркированные или нейтральные оценочные значения. Это объясняется высокой степенью обобщения универсального ассоциирования, его отвлеченным и размытым характером. Этнические ассоциативные семы способны индуцировать сильно маркированные отрицательные или положительные признаковые значения, т.к. в них отражается отношение определенного лингвокультурного социума к определенной качественной характеристике предмета.
      Нестандартные индивидуальные ассоциации способны индуцировать в ядре значения существительного семы со значением подкласса предмета. Это объясняется отражением в этих ассоциациях индивидуальной категоризации предмета, тогда как общепринятая его категоризация закреплена за семой предметности. В результате такого индуцирования значения подклассов образуют новую (индивидуализированную) парадигму предметности, в которой отражается определенное эмоциональное состояние говорящего и раскрывается фрагмент индивидуальной картины мира.
       Следует уточнить, что объем грамматикализируемого в метафорических интенсификаторах ассоциативного содержания не ограничивается только предметным значением, а включает ассоциативную связь предмета с оценочным признаком или индивидуальным образным рядом предметов, объединенных одним и тем же эмоциональным настроем говорящего.

страница 175


страница 176

   Можно предположить, что два типа потенциальных возможностей импликационала существительного, реализуемые в процессе метафорической интенсификации, отражают два кардинальных типа отношений элементов языка: синтагматический и парадигматический. Потенциал жесткого импликационала существительного реализуется в синтагматических отношениях метафорического интенсификатора, в результате чего появляются стереотипные словосочетания. Например:     

     The resolution said the Elk River «is the longest river in the state of West Virginia, with crystal clear  water, has excellent fishing, scenic splendor, (and) with close proximity to modern highways 

       Потенциал вероятностного импликационала существительного реализуется в парадигматических отношениях метафорического интенсификатора, в результате чего существительное становится частью определенного предметного образного ряда.
   Поскольку потенциал языковой единицы обусловливает выбор eё говорящим и перспективу ее функционирования [4, с. 40], можно говорить по крайней мере о двух прагматических основаниях и двух перспективах актуализации. Если прагматика актуализации стандартных ассоциаций обусловлена намерением говорящего выразить оценку количества признака наиболее экономным и доступным для всех носителей языка способом, то нестандартные ассоциации актуализируются в целях выражения индивидуальной картины мира говорящего.
   Перспективой актуализации стандартных ассоциаций является употребление метафорических интенсификаторов в публицистическом дискурсе, поскольку ассоциативные семы жесткого импликационала потенциально способны создавать стереотипную характеристику предмета, которая является одной из отличительных черт публицистики. Перспективой актуализации образного значения мeтафорических интенсификаторов является их употребление в эстетическом  дискурсе, целью которого является прежде всего создание образности. Сравним:    

         For the swearingin ceremony, Faircloth designed a peacock blue tunic, skirt and matching wool single-breasted coat [30].

          Marian followed them through the semi-darkness... At last she was ushered into a big room full of evening light... She crossed to the window. She had the big view across the valley to Riders and the sea. The sea was peacock blue now and the cliffs were jet black, receding to where the distant is lands were again to be seen against a tawny sky. She looked and sighed, forgetting herself [33].
        При актуализации ассоциативного потенциала происходит перестройка состава значения. При этом в зависимости от того, какой тип ассоциаций актуализируется

страница 176


страница 177

– универсальная, этническая или индивидуальная – используется определенный механизм перестройки. Рассмотрим каждый из них.
    А. Перестройка состава значения при актуализации универсальной ассоциации. Универсальная ассоциативная сема качества как в исходном существительном, так и в метафорическом интенсификаторе «носит ранг дифференциальной» [6, с. 15]. При актуализации в процессе метафорической интенсификации эта сема возводится в ранг доминанты значения и индуцирует сему нейтральной оценки. При этом остальные дифференциальные семы исходного имени существительного редуцируются. Например:

       ...Two of the axes had been missing but one was found. «They're 3 feet long, but they're not razor sharp,' firefighter Dave Smythe said» [30].

    Сема sharp является дифференциальной в исходном существительном razor и поэтому отражается в словарной дефиниции: «A razor is a tool that you use for removing hair from your skin. It cuts the hair close to the skin with a sharp blade» [26]. В процессе метафорической интенсификации она становится доминирующей, тогда как другие дифференциальные семы (a tool, cuts the hair close to the skin) погашаются.
      Б. Перестройка состава значения при актуализации этнической ассоциации. Сема качества перемещается в ядро значения и индуцирует положительные или отрицательные признаковые значения. При этом происходит частичная редукция семы предметности и полная редукция связанных с нею сем - части целого, назначения и т.д. Например:

       Always seen together, always skunk drunk and always terrorizing young women, Chuck Wood, Porter DeRosi and Jerome Serrakowski, are three country boys just trying to have a good time [28].

      Качественная сема drunk не относится к числу дифференциальных для существительного skunk: «Skunk is a small black and white animal which gives off an unpleasant smell if it is frightened or attacked» [26]. Вместе с тем указанная сема содержится в его ассоциативном потенциале и в процессе метафорической интенсификации перемещается в ядро значения, вызывая редуцирование предметной семы. Кроме того, сема drunk индуцирует отрицательную оценку, устойчиво закрепленную за существительным skunk. Сравним:

       «...skunk is an offensive name used by someone for a person that they think is unpleasant or unfair» [26].

страница 177


страница 178

       Отметим, что перемещенная сема качества также способна индуцировать фонетическую ассоциацию, что влечет за собой аллитерации. Например: skunk drunk, sky high, cherry red, rose red, stone still, stock still, statue still, bolt upright, berry brown, brand new, crystal clear, farm fresh, cucumber cool и т.д. Есть случаи, когда звуковая ассоциация, имеющая лингвоэтническую природу, накладывается на универсальную ассоциативную связь. Например: grass green, blood red (ср. с примерами из русского языка: трын-трава, кроваво-красный.
       В. Перестройка состава значения при актуализации индивидуальной ассоциации. Индивидуальная сема из импликационала перемещается в ядро и взаимодействует с видовыми семами, связанными с доминирующей предметной семой отношениями назначения, части целого, причины и следствия и др. Поскольку предмет может образовывать большое количество подклассов, то и  типы отношений видовых сем с доминирующей предметной семой могут быть самыми разнообразными. Определяющее значение в количестве и типе подклассов приобретает способ категоризациии, осуществляемый говорящим, который может быть обусловлен эмоциональным отношением к предмету, восприятием предмета под определенным углом зрения.
       В результате такой категоризации образуется существительное с асимметричным ядром значения, которое содержит сему качества и соотнесенные с ней предметные гипосемы, отражающие самые разные тезаурусные области, создающие индивидуальный образный ряд (см. в связи с этим истолкование метафоры как наложения предметных значений, как проекции в язык пересеченных когнитивных областей в [15, с. 94–96; 35 и др.]).
        Обратимся к примеру, взятому из романа I. Murdoch 'Under  the Net'
        .. .Then I sank gently into a deep armchair and let ray sense of time be stilled  into a long regular indulation which seemed to pass through my body like a sigh. It was a hot day. ... My head was empty and my limbs were leaden with content. ... I streched out my legs, crumpling an exqui sitely golden yellow and midnight blue striped Kazak rug into folds at my feet. If  sleep could have come to me now it would have been one deep cascade of refreshment and peace. But I lay wakeful and soon ceased to turn over the typed and scribbled pages. I let them slide to the floor [34]
     В результате актуализации индивидуальной ассоциации в процессе метафорической интенсификации существительное midnight становится частью образного ряда «остановившееся время», «начало нового периода времени» «сон», «покой»: let my sense of time be stilled, sleep, my limbs were leaden, re-freshment and peace и поэтому противопосталено членам антонимического об-

страница 178


страница 179

разного ряда: a hot day, lay wakeful. Семантика blue в данном контексте неразрывно связана с эмоцией «покой, умиротворение».
        Анализ состава значения метафорических интенсификаторов показывает,что они не утрачивают полностью присущие исходным существительным номинативные свойства. В этом отношении уместно вспомнить мнение Е. С. Кубряковой о том, что существительные, выполняя номинативную функцию, могут называть не только простые действия, события, состояния, качества но и гораздо более сложные понятия, служа знаками знакомых нам по предыдущему опыту или же по предыдущему контексту обстоятельств называемых действий, событий, состояний и т.п.» [14, с. 86].
       Из вышесказанного также можно сделать вывод о том, что степень редуцирования ядерной предметной семы зависит от типа актуализируемой ассоциации. Наименьшая степень редукции наблюдается при актуализации индивидуальной ассоциации. В связи с этим метафорические интенсификаторы, основанные на таких ассоциациях, обладают большей сопротивляемостью к стяжению в сложные прилагательные. Их следует отличать от аналогичных по структуре сложных прилагательных типа chalk-white, образовавшихся без транспозиции [1]. На основе этого мы выделяем метафорические интенсификаторы со слабой и сильной асимметрией лексического и грамматического значений. К первым относятся метафорические интенсификаторы, основанные на универсальных и этнических ассоциациях, ко вторым - на индивидуальных.
       Ассоциативные связи, актуализируемые в процессе метафорической интенсификации, носят не столько синтагматический (основанный на совместной встречаемости слов), сколько когнитивный характер (подробнее см. [38]).
      При актуализации ассоциативного потенциала существительных в процессе метафорической интенсификации открывается доступ к индивидуальному знанию. При актуализации стандартных ассоциаций, с нашей точки зрения, реализуется один из основополагающих принципов доступа к этому знанию - принцип «увязывания признака с его типичным носителем» [7, с. 102]. При актуализации же образного значения реализуется «принцип подсознательного учета более широкого круга признаков идентифицированного носителя первичного признака» [7, с. 102].

Библиографический список

1. Аксельруд Д.А. К вопросу о вторичной номинации в транпозициях // Вторичная номинация в современном английском языке: Межвузовский сборник научных трудов. – Пятигорск, 1987. – С. 25–32.

2. Арнольд И.В. Потенциальные и скрытые семы и их реализация в английском художественном тексте // ИЯШ. – 1987.–№5.

страница 179


страница 180

3.     Арутюнова Н.Д. Комуникативная функция и значение слова // Фили........
науки. – 1973. –№ 3. – С. 42–54.

4.     Бондарко А.В. Основы функциональной грамматики. Языковая интерпретация идеи времени. – СПб., 1999.

5.     Гак В.Г. К проблеме семантических законов // Общее и романское языкознание. –М., 1972.

6.     Заботкина В.И. Образование новых предикатных лексико-семантическихвари антов существительных в современном английском языке: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. – Калинин, 1979.

7.     Залевская А.А. Индивидуальное знание. Специфика и принципы функцони рования. – Тверь, 1992.

8.     Караулов Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. –М., 1999.

9.     Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М., 1987.

10.   Клименко А.П. Проблема лексической системности в психолингвистическом освещении: Автореф. дис. ... канд. филол. наук. –Минск, 1980.

11.   Комиссаров В.Н. О выделении компонентов в плане содержания слова // ИЯШ Вып. 7. – М., 1972.–С. 6.

12.   Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. – М., 1999.

13.   Комлев Н.Г. Слово в речи: денотативные аспекты. – М., 1992.

14.   Кубрякова Е.С. Части речи в ономасиологическом освещении. – М., 1978.

15.   Масленникова А.А. Лингвистическая интерпретация скрытых смыслов. –СПБ., 1999

16.   Маслова В.А. Лингвокультурология. – М., 2001.

17.   Никитин М.В. Знак – значение – язык. – СПб., 2001.

18.   Никитин М.В. Курс лингвистической семантики. – СПб., 1997.

19.   Овчинникова И.Г. Ассоциации и высказывание: структура и семантика: Учеб. пособие по спецкурсу. – Пермь, 1994.

20.   Руденко Д.И. Количественность и семантика имени // Качественность, количественость.– СПб., 1996.–С. 181–214.

21.   Силинский С.В. Речевая вариативность слова. – СПб., 1995.

22.   Тарасова В.К. Метафора качества и метафора отношения // Теория и методы
семасиологических исследований. – Л., 1979. – С. 85–95.

23.   Уфимцева Н.В. Грамматический аспект ассоциаций // Словарь ассоциативных норм русского языка. – М., 1977. – С. 33–36.

24.   Шмелёв Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. – М., 1973.

25.   Campbell L.  What's wrong with grammaticalization? // Language Sciences. Vol. 23.–Iss. 2–3.–P. 113–161.

26.   Collins Cobuild English Language Dictionary. – London; Glasgow, 1988.

27.   Deese J. The Structure of Associations in Language and Thought. – Baltimore, 1965.

28.   home. netc. net. au / ~ pennywgt / morryworld / morryworld.

29.   http: // www. dailymail. com.

30.   http: // www. gazette, com.

страница 180


страница 181

31.   Marin-Arrese I.J. To die, to sleep a contrastive study of metaphors for death and dying in English and Spanish // Language Sciences. – Vol. 18. – Iss. 1–2. – P. 37–52.

32.   Miller G.A. Language and Communication. –N. Y., 1951.

33.   Murdoch I. The Unicorn. – L.: Triad/Panther Books, 1997.

34.   Murdoch I. Under the Net. – L.: Triad/Granada, 1983.

35.   Panther K.-U., Thornung L.L. The Roles of Metaphor and Metonymy in Englisher Nominate // Metaphor and Metonymy in Comparison and Contrast [Cognitive Linguistics Research 20]. – Berlin, 2002. – Vol. 20: Cognitive Linguistics Research. – P. 279–319.

36.   The New Fowler's Modern English Usage. – Oxford: Oxford University Press, 1986.

37.   The Oxford English Reference Dictionary. – Oxford: Oxford University Press, 1996.

38.   Vezner I. Cognitive Aspects: Process of Metaphoric Intensificatoin // http: // www. unirioja. es / dptos / dfm / sub / congresos / LingCog / Resu_abs. doc.

Получено 18.06.03